Если вы «принимаете», мы устанавливаем технически не требуемые файлы куки (в том числе от третьих лиц), чтобы предложить вам удобное пользование сайтом, улучшить наш сервис и адаптировать его к вашим интересам. Вы можете отозвать свое согласие в любое время здесь. Мы также устанавливаем технически необходимые файлы куки, если вы не «принимаете».

Для анализа вашего поведения пользователя CLAAS также использует «Google Analytics». Google обрабатывает ваши данные об использовании, чтобы предоставить CLAAS анонимную статистику о поведении пользователей. Google также использует ваши данные в любых своих целях (например, для профилирования) и объединяет ваши данные с данными из других источников. Google может хранить ваши данные за пределами Европейского Союза, например, в США в Google LLC. И Google, и правительственные агентства имеют доступ к данным. 

Более подробные сведения содержатся в нашем заявлении о защите данных.

Принять

История компании

История успеха CLAAS.

У многих компаний есть история – но не все они вписали в историю свое имя. Лишь немногие оказали на мировое сельское хозяйство столь же серьезное и долгосрочное влияние, как компания из Харзевинкеля.

История компании

История успеха CLAAS.

У многих компаний есть история – но не все они вписали в историю свое имя. Лишь немногие оказали на мировое сельское хозяйство столь же серьезное и долгосрочное влияние, как компания из Харзевинкеля.

Тео Клаас. Прирожденный дипломат.

«Этого мы пока не можем себе позволить, сначала фирма должна стать успешной».

Из всей семьи он был самым утонченным. Так его называли многие на предприятии, так иронично называли его и братья. Это был намек на его правильную и соответствующую должности коммерческого директора одежду. Но никто никогда не связывал его утонченность с надменностью или высокомерностью.

Тео Клаас, младший сын Франца и Марии Клаас, родившийся в мае 1897 года, слыл спокойным и изящным молодым человеком. Он ценил английское искусство, модную одежду, благородную сдержанность, стиль. Свои любимые сигары он всегда заказывал в близлежащем городке Бюнде, известном как центр сигарной промышленности. Он считался знатоком человеческой природы: всегда дипломатичный и готовый к компромиссам там, где это было нужно.

Среди четырех братьев Тео Клаас был коммерсантом. Возможно, во времена кайзера он стал бы идеальным банковским служащим. Человек, не привыкший разглагольствовать, но эффективный работник. Свою карьеру он распланировал как истинный стратег, начав со стажировок в известных и перспективных компаниях. Например, в самолетостроительной фирме Heinkel недалеко от Берлина. Фирма Heinkel была пионером в самолетостроении. Отчаянные смельчаки в летающих коробках. В команде под руководством Эрнста Хейнкеля, который был всего на девять лет старше, он занимался разработкой самолетов. После этого Тео Клаас перешел на авиастроительный завод Rumpler в Берлине. Затем на один мостостроительный проект он переехал в Вильнюс. За этим последовал неожиданный переезд в Киль на судоверфь Germania для постройки первой в немецкой истории подводной лодки. Осенью 1916 года его постигла та же участь, что и трех его братьев до этого, его призвали в армию.

Все четверо вернулись в Харзевинкель живыми здоровыми, но строительство завода потребовало от братьев Клаас полной отдачи. Тео Клаас мог участвовать в общественной жизни, но фирма была превыше всего. Когда его друзья пригласили стать членом клуба игроков в кегли, он отказался. По его словам, игра в кегли была для него пустой тратой денег, а он пока не мог себе этого позволить, сначала фирма должна стать успешной. Он руководил развивающейся компанией, следуя принципам системности и экономии. Как гениальный партнер трех своих братьев Тео всегда следил за тем, чтобы компания всегда имела достаточный собственный капитал. Сигара и знаменитые «семь футов под килем» были для него главным.

Прямолинейно, как прусский служака, и продуманно, как французский дипломат, он провел компанию через смутные времена после 1945 года – вместе с женой Августа, Паулой Клаас. Специально на этот период ей была дана генеральная доверенность на случай, если с ним, Тео, что-нибудь случится. Общая доверенность была у Паулы Клаас уже давно.

Именно в хаотичное послевоенное время – сначала полный простой, затем первые, осторожные попытки – нужен был как раз такой человек, как Тео Клаас. Кто-то, обладающий тонкой интуицией и искусством переговоров с новой бюрократией и осознающий свою ответственность, в том числе перед сотрудниками. Именно благодаря его усилиям был предотвращен частичный демонтаж неповрежденного имущества компании.

Ему удалось убедить британское военное руководство в качестве CLAAS SUPER. Так, зерноуборочные комбайны прошли испытания на острове и были признаны качественными. В результате предприятие раньше всех остальных компаний в Германии получило нужное сырье для производства и начало экспортировать свою продукцию в Англию.

В первом выпуске фирменного журнала Der Knoter в 1948 году Тео Клаас писал: «Если бы у нас не было этих экспортных заказов, мы бы не смогли дать средства к существованию даже для половины нашего персонала из 320 человек». Тео Клаас знал цену цифрам. Благодаря стабильным закупочным ценам, точному анализу оборота и контролю за экономичностью производства он создал солидный фундамент, иной раз преодолевая сопротивление членов семьи. Неопровержимые данные и факты всегда были у него наготове. И нередко они помогали повернуть решения семьи в правильное русло. Тео Клаас умер в возрасте 55 лет.